Friday 24th May 2019
x-pressed | an open journal
February 4, 2014
February 4, 2014

Президентство в ЕС и дно Эгейского моря

Source: Truthout  Category: Borders
This article is also available in: elenesfr
Президентство в ЕС и дно Эгейского моря

Три выживших инцидент у острова Фармакониси беженца проводят пресс-конференцию с помощью переводчика о происшедшем на Площади Синдагма в Афинах. Фотография: Ангелос Калодукас (Angelos Kalodoukas)

Президентство в Европейском Союзе перешло к Греции 1ого января 2014 года. Всего лишь 20 дней спустя повторилась уже знакомая история на Европейском приграничье. Лодка с беженцами из Афганистана и Сирии была обнаружена Береговой Охраной Греции в море рядом с Турцией, у острова Фармакониси. Согласно пострадавшим и чиновникам Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) в Афинах, Береговая Охрана стала – незаконно – буксировать лодку назад в Турецкие территориальные воды.

Но, переполненная людьми маленькая лодка перевернулась. Девять детей и три женщины утонули. Два дня позже, с помощью НПО и УВКБ ООН, выжившие пострадавшие давали свои показания, в прямой трансляции по телевидению, где они описали как матросы береговой охраны физически мешали им спасать себя и членов своих семей. Греческая Береговая Охрана поспешила опубликовать противоречивые показания, предположительно данные теми же беженцами, пережившими трагедию. Однако, Афинский офис УВКБ ООН и ассоциации беженцев, сразу же выразили серьёзные сомнения относительно действительности этих, так называемых, показаний. На следующий день, Афганское Сообщество в Греции сообщило о том, что полиция задержала шестерых из пострадавших, не смотря на то, что у них имелись необходимые документы, чётко доказывающие их личность. Предполагается, что полиция пыталась запугать беженцев.

Тактики, применяемые Греческой Береговой Охраной у острова Фармакониси, стали привычным явлением вдоль границы ЕС. В декабре 2013ого года, “Международная Амнистия” сообщала, что европейские и греческие пограничные службы препятствовали Сирийским беженцам добраться до территории ЕС, оставляя их в воде без помощи, атакуя их и уничтожая или конфискуя их имущество. Также, в декабре 2013ого года, была опубликована звукозапись главы Греческой Полиции, в которой он утверждал своим сотрудникам, относительно беженцев, что: «Мы должны сделать их жизни нестерпимыми». На тех, кто знаком с текущим положением в Греции, заявление главы Полиции не производит особого впечатления, учитывая большое количество докладов, подробно излагающих о ксенофобии и расизме в рядах Греческой Полиции.

2

Один из выживших у Фармакониси, который потерял свою семью в море, плачет в то время как его слова переводятся на греческий греко-афганским активистом. (Фотография: Ангелос Калодукас (Angelos Kalodoukas)

Политика принудительного возвращения

Однако следует признать, что это не только проблема, касающаяся работы полиции; это глубоко политический вопрос. Заявление, которое сделал Министр Судоходства и Эгейского моря, Милтиадис Варвитчиотис (Miltiadis Varvitsiotis), несущий ответственность за Береговую Охрану, не содержало соболезнований о 12и погибших, а наоборот обвиняло всех, кто высказал жалобы, говоря, что они пытаются навредить Греции и отметив, что невозможно открыть ворота страны каждому беженцу. Но ведь это не он один: риторика и практика большой части текущего политического руководства Греции, уже давно отражают позицию, согласно которой людские смерти вдоль границы это приемлемое и даже желанное направление для предотвращения незаконной миграции. Например, текущий Министр Здравоохранения Адонис Георгиадис (Adonis Georgiades) предлагал, в интервью 2011ого года журналу «Crash», что надо пере-заминировать бывшие минные поля вдоль Греческо-Турецкой границы, для предотвращения потоков беженцев. В том же году, его советник (и бывший парламентарий) Танос Плеврис (Thanos Plevris), во время общественного мероприятия сказал, что охрана границ требует смерти тех людей, которые пытаются их пересечь, в качестве эффективного сдерживающего фактора.

Премьер-министр Греции, Андонис Самарас (Antonis Samaras), был более умеренным в своих заявлениях, некогда открыто не призывая к смертям беженцев на границе. Однако, его подлинные политические намерения проявились в декабре 2013ого года, когда он хвалился в греческом парламенте, что его правительству удалось воздействовать на ЕС для осуществления повестки дня правительств стран Южной Европы насчёт «незаконной миграции», используя «тактику принудительного возвращения, которая была запрещена до сегодняшнего дня». Инцидент у острова Фармакониси, представляет собой типичный пример однажды запрещённой тактики, которая, согласно с премьер-министром Греции, подходит к более широкой Европейской программе. Явно заданными бюджетными приоритетами многих стран ЕС являются охрана границ, центры лишения свободы или же военные операции по всему миру, а не защита беженцев от этих войн.

Эшанолла Сафи (Eshanolla Safi), из числа жертв трагедии у острова Фармакониси, скорее всего один из лучших примеров общего отношения властей ЕС к беженцам: он жил в Норвегии как проситель убежища около шести лет, пока его не депортировали назад в Афганистан. Но, там его жизнь была в опасности, и вместе со своей семьёй он попытался вернуться в Европу. Он видел как его жена и дети умирали в Эгейском море, а ему было запрещено им помочь. При этом, военные силы Норвегии и Греции участвуют обе в натовских операциях в Афганистане.

Делая жизнь нестерпимой

Беженцы (с документами или без), жестоко и в массовом порядке, стали мишенью не только в рамках патрулирования границ, но и в контексте полицейской деятельности в условиях города. В греческом случае, полицейская операция «Гостеприимный Зевс» («Xenios Zeus») представляет собой наглядный пример правления г. Самараса. После официального старта операции в августе 2012 года, были задержаны более 80.000 людей с другим цветом кожи, подавляющее большинство которых, согласно пресс-релизам полиции, не нарушало никаких законов. Впоследствии, большинство этих ни в чем не повинных людей было отпущено. По состоянию на сентябрь 2013, около 5.000 задержанных остались под заключением в новых центрах лишения свободы которые строятся вдоль, и без того, погрязшей в долгах страны, в большинстве случаев за отсутствие документов. Условия содержания в этих центрах были осуждены многими докладами. За рамками простой работы органов правопорядка и правовыми аспектами, находятся политические последствия этой политики правительства. Меры, нацеленные на значительную долю населения страны, только из-за её цвета кожи, точно следуют политической программе неонацистской партии «Золотая Заря» («Хриси Авги»).

По теории заговора продвигаемой в ультраправых кругах, иммигранты попадают в страну в рамках хорошо организованного плана отобрать Грецию у греков. Это представляется как вид войны, в которой ожидаются ответные атаки на «захватчиков». Заимствование такой риторики правительством ясно отражено в предвыборной кампании 2012ого года, когда Андонис Самарас заявил, что нелегальные иммигранты стали «тиранами общества» и «наши города оккупированы нелегальными иммигрантами» и что «мы должны перезахватить их».

Внешне может казаться, что у правительства, которое возглавляет Самарас, много противоречивых позиций относительно ультраправых. На пример, во время октябрьского выступления в Вашингтоне, он утверждал, что против правоэкстремистских групп и претендовал на ведущую роль в судебном преследовании «Хриси Авги». Несмотря на арест и последующее привлечение к уголовной ответственности видных представителей «Хриси Авги», включая лидера партии Никоса Михалольякоса (Nikos Michaloliakos), реальность заключается в том, что господин Самарас назначил своими министрами и советниками видных членов греческих ультраправых групп, таких как Адонис Георгиадис и Фаилос Кранидиотис (Failos Kranidiotis).

Он с комфортом делится парламентскими креслами с другими ультраправыми парламентариями в своей партии, как Макис Воридис (Makis Vorides), который когда-то заместил на посту главы молодёжной секции неофашистской организации «ЭПЭН» (EPEN), заключённого сегодня лидера «Хриси Авги». Более того, министр по делам полиции Никос Дендиас (Nicos Dendias), согласно депутату левой партии Димитриос Пападимулис (Dimitrios Papademoulis), был якобы причастен к ультраправой партии «ЭНЭК» (ENEK). Сам Дендиас отрицает причастие.

Был ли министр по делам полиции членом неофашистской «ЭНЭК» или нет, менее значимо чем его недавние заявления во время интервью по радио, относительно происшествия у острова Фармакониси. В том интервью он утверждал, что «качество иммигрантов», которых принимает Греция, «трагическое» и что «они из Бангладеша и Афганистана» – совсем не как мигранты из Европы, которых принимает Швеция – что действительно отражает не подлегающий оправданию расизм. Это заявление звучит через год после того, как полиция по его приказу, напала и выселила некоторые из крупнейших антифашистских общественных центров посреди Афин. Это действие, которое бесспорно открыло возможности для нападений на расовой почве в районах города, где раньше это не было возможно.

Правые и ультраправые

До сентября 2013ого года, в контексте партийной политики было явное соучастие между партией Андониса Самараса и неонацистами из «Хриси Авги». Всего лишь несколько месяцев до майских арестов 2013ого года, партия Самараса «Новая Демократия» («Nea Dimokratia») препятствовала антирасистскому законопроекту, который бы криминализовал проявление расизма и отрицание Холокоста. Учитывая, что это основные принципы членов партии «Хриси Авги», можно рассматривать блокировку законопроекта только как попытку «Новой Демократии» защитить «Хриси Авги». В обмен, с июня 2012, «Хриси Авги» поддержала правительство Самараса по поводу как минимум двух спорных решений: когда правительство за одну ночь приняло решение закрыть государственную телерадиокомпанию (ERT) и когда оно решило расширить освобождения от уплаты налогов для компаний судовладельцев. Всего лишь несколько дней до ареста верхушки «Хриси Авги», бывший министр «Новой Демократии» Вирон Полидорас (Byron Polydoras), открыто говорил о возможном сотрудничестве двух партий. Но, он не единственный: приблизительно в то же время известный проправительственный журналист Бабис Пападимитриу (Babis Papademtriou) писал об «ответственном крыле» в «Хриси Авги» и предлагал двум партиям создать правительственную коалицию.

Для греческого правительства, «Хриси Авги» оказалась очень полезным инструментом, помогающим Андонису Самарасу узаконивать расистские меры и осуществлять то, что ранее было неприемлемым, например, такие расово нацеленные операции как «Гостеприимный Зевс». На деле, риторика и практика двух партий очень похожи. Обе требуют контроля и ограничений неучтённой миграции. Обе поддерживают меры против мигрантов, либо через тактику принудительного возвращения посреди моря, как в случае со служащими береговой охраны Милтиадиса Варвитчиотиса, либо, как в случае кандидата от «Хриси Авги» Александроса Пломаритиса (Alexandros Plomaritis), предлагая перед камерами делать из иммигрантов мыло. На самом деле, такие опасные, делаемые полушутя заявления, как то что сделал Александрос Пломаритис или депутаты от «Хриси Авги», такие как Артемиос Маттеопулос (Artemios Mattheopoulos) (который вместе со своей музыкальной группой поёт «Ах как сильно я люблю Освенцим»), способствуют Андонису Самарасу в продвижении его собственной ультраправой политики. На фоне такого публичного отвратительного поведения, правительственные меры по нелегальному задержанию 80.000 людей с другим цветом кожи или принудительное возвращение лодок с беженцами, больше не выглядит так радикально.

Симпатии к ультраправым идеям – это не греческая уникальность. Консервативные партии вошли в правящие коалиции с ультраправыми партиями и в других странах Европы, таких как Норвегия и Голландия, в то время, когда в Австрии и Франции такие партии соответственно увеличили своё влияние в недавнем прошлом. Кроме того, британское консервативное правительство по-видимому, принимает анти-миграционные меры, выдвигаемые партиями «Лига английской обороны» (English Defence League) и «Британская национальная партия» (British National Party), ограничивая права иммигрантов и организовывая операции по задержанию и обыску, направленных исключительно на людей с другим цветом кожи в Лондонском метро и т.п. Такие ситуации возникают в более широком контексте неформальных атак на иммигрантов неонацистами на улицах европейских городов, среди которых греческие города всё больше становятся центром внимания.

Случай у острова Фармакониси и такие предыдущие инциденты как у Лампедузы, подчёркивают, что используемые на границе тактики европейскими пограничниками, на деле настолько же радикальны, как и предложения европейских ультраправых, в то же время кажется существуют тесные идеологические отношения между правоцентристскими и ультраправыми партиями по всей Европе. Поэтому, вопрос ставится таким образом: если как ультраправые, так и правительства европейских стран, поощряемые политикой ЕС, нацелены на иммигрантов одновременно и на улицах, и на границах, как официально, так и неформально, то где находится практическая разница между ЕС, отдельными правительствами (как например греческое) и неонацистами?

This article is also available in:

Translate this in your language

Like this Article? Share it!

Leave A Response